Срок работы пробной версии продукта истек. Через две недели этот сайт полностью прекратит свою работу. Вы можете купить полнофункциональную версию продукта на сайте www.1c-bitrix.ru. Айрат Хайруллин: «Энергобанк – это самодостаточный бизнес»

Айрат Хайруллин: «Энергобанк – это самодостаточный бизнес»

Совладелец одного из старейших банков России рассказал о его взаимоотношениях с предприятиями группы «Красный Восток»

В годы позднего СССР новую кредитную организацию можно было зарегистрировать всего за 15 минут. Будущие финансисты зашли в Госбанк СССР, поставили нужные визы — и уже вечером могли пить шампанское за будущие победы. Так в 1989 году родился Таткомбанк, который в 1994-м сменил название на Энергобанк. В своем интервью «БИЗНЕС Online» совладелец банка, депутат Госдумы Айрат Хайруллин рассказал о том, какой путь за 30 лет прошел банк, как менялись его функции и каким он видит будущее Энергобанка.

«РУКОВОДСТВО БАНКА ВСЕГДА ПОНИМАЛО, ЧТО СИЮМИНУТНАЯ ВЫГОДА ОБОРАЧИВАЕТСЯ МЫЛЬНЫМ ПУЗЫРЕМ»

— Айрат Назипович, отмечающий 30-летие Энергобанк, не единственное детище, которое было «выращено» вами еще до того, как вы стали избираться в Госдуму. До начала своей депутатской деятельности вы основали более 160 предприятий различной направленности, строили заводы, создавали тысячи рабочих мест и были даже четвертым налогоплательщиком Татарстана. Расскажите, как в то время создавался банк, почему было принято такое решение?

— Государство само создало предпосылки для возникновения коммерческих банков. Еще в годы позднего СССР, в период перестройки и начала кооперативного движения, вышло постановление, которое разрешило оказывать предприятиям финансовую помощь другим организациям из собственных средств. И новую кредитную организацию зарегистрировали всего… за 15 минут. Будущие финансисты зашли в Госбанк СССР со всеми необходимыми документами, поставили нужные визы — и уже вечером могли пить шампанское за будущие победы. Так родился Таткомбанк. В 1994 году название сменили на Энергобанк.

Первым клиентом был тогдашний начальник финансового отдела КОМЗа, затем началась большая работа с «Татпотребсоюзом», планировалось стратегическое партнерство с «Татэнерго», впоследствии ставшими ценными партнерами. Кстати, прошло совсем немного времени, и один из авторитетнейших европейских журналов Euromoney включил татарстанский банк в список новых коммерческих банков Советского Союза.

Вообще, вместе со своей страной банк пережил все перипетии новейшей истории: развал Советского Союза, «павловские» реформы, деноминацию, «черные понедельники» и вторники.

— Что тогда помогало выстоять?

— В эпоху, когда как грибы росли МММ, «Хопер-Инвест» и иные всевозможные финансовые пирамиды, которые брали депозиты под немыслимые проценты — 200, 300 годовых, Энергобанк спасали консерватизм, спокойствие и нежелание участвовать ни в каких авантюрах. Ну и, конечно, его главный актив — надежные клиенты. Руководство банка всегда понимало, что сиюминутная выгода оборачивается мыльным пузырем, и так деньги приумножать невозможно. А ведь тогда из-за своей жадности и не просчитанных рисков прекратили свое существование сотни банковских структур. А Энергобанк в 1994 году показал устойчивый рост основных экономических показателей своей работы. Чуть позже, кажется, в 2006 или в 2005 году, Центробанк РФ посчитал Энергобанк вторым по надежности в стране. Мы все этим страшно гордились.

Собственно, почему нет? Банк без проблем пережил все кризисы 90-х, включая кризис 1998 года. А тогда даже крупнейшие госбанки страны приостанавливали проводки и задерживали средства клиентов. Практически все, кроме Энергобанк. В любой, даже самой трудной, ситуации он все делает для своих клиентов. В кризисы 1998 и 2008 годов доходило до того, что заемщикам в ущерб себе опускали ставку по обслуживаемым кредитам до одного процента годовых, формируя 100-процентные резервы, лишь бы поддержать и вытащить своего клиента. Хотя другие банки наоборот ставку задирали, и тем самым даже разорили многих своих клиентов. Энергобанк же всегда дорожил доверием своих заемщиков и всегда старался действовать оперативно и гибко в их интересах.

— Как изменялась роль Энергобанка за прошедшие 30 лет? Какая роль сейчас у банка: это финансовый центр бизнес-империи, финансирующий корпоративные проекты или один из самостоятельных видов бизнеса, развивающийся независимо от других?

— Все мои предприятия с 1990 года обслуживались в Энергобанке, и уже к 1993 году мы с братом сформировали основные его обороты, еще даже не будучи его акционерами. В принципе, наши предприятия формировали основу надежности и ликвидности банка, даже если мы никогда не кредитовались в нем, мы вообще не кредитовались в банках, так как нам всегда хватало своих ресурсов. Но регулятор требовал пошагового увеличения капитала, а так как акционеры сами этого не могли сделать, то уговорили меня войти в капитал банка.

С вхождением в состав акционеров Энергобанка «Красного Востока» и с началом активного делового сотрудничества, открылись новые горизонты, перспективы роста, развития и укрепления. За прошедшие 30 лет с момента основания, банк прошел большой и трудный путь. Из небольшого банка с уставным капиталом менее одного миллиона рублей он вырос в универсальный банк с широким спектром услуг. А по итогам опроса читателей еженедельника «АиФ-регион», в 2003 году он был признан «Банком года».

В те времена мы работали со многими предприятиями, которые впоследствии стали отраслеобразующими, шла большая работа с зарплатными проектами. Энергобанк постепенно развивался, образуя самодостаточный бизнес, реализуя стратегию работы с физическими лицами, а не только с корпоративными клиентами. В линейке продуктов появились и сразу стали популярными автокредитование и в последнее время ипотечные продукты. Банк активно работает с физическими лицами, расширяет сеть офисов, которые открываются и в Казани, и за пределами Татарстана. Развивается сеть банкоматов, внедряются новые карточные продукты. Очень скоро появится интернет-банкинг для физических лиц, банк станет еще доступней для мобильных пользователей.

Энергобанк совершил качественный скачок, и с учетом того, каких он добивается успехов, конечно, это, повторю, самодостаточный бизнес.

«ЗА 30 ЛЕТ У БАНКА СЛОЖИЛИСЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ТЕПЛЫЕ ОТНОШЕНИЯ С КЛИЕНТАМИ, ЕМУ ВЕРЯТ»

— По итогам 2018 года Энергобанк вошел в тройку лидеров татарстанского банковского рынка по приросту прибыли, увеличив ее в 2,2 раза. Вы ведь тоже знаете, за счет чего удалось добиться такого результата?

— Конечно. Мне хорошо известно, что весь прошедший год в работе коллектива банка был вектор — обеспечить прирост объемов. Были использованы рыночные возможности в части работы с государственными субсидиями, в программе автокредитования нашего населения и с субсидиями для малого и среднего бизнеса. Объем прибыли банка еще предстоит уточнить, так как в отличие от других банков Энергобанк всегда формирует большие резервы. Это снижает текущий капитал банка, но его руководство считает, что за счет этого укрепляется надежность, а это, на мой взгляд, для банка самое главное. В целом можно сказать, что банк использует рыночные возможности в полном объеме, не участвует в сомнительных операциях, сделках и за счет этого всегда растет.

 — Каковы конкурентные преимущества продуктов Энергобанка для корпоративных клиентов и физлиц?

— Конечно, об этом лучше расскажут руководители, я лично уже давно этим не занимаюсь, но главные принципы, делегированные от собственников, — это надежность, гибкость и очень бережное отношение к своим клиентам, возможность оказать поддержку в трудные моменты, когда другие банки отказываются и лишь требуют исполнения ковенант или досрочного погашения кредитов. За 30 лет у Энергобанка сложились по-настоящему теплые отношения с клиентами, ему верят. Я знаю, что есть семьи, которые считают банк своим, семейным, бабушки держат вклады, внуки покупают квартиры и т.д. К тому же каждый клиент у банка штучный, есть человечный подход к людям. Что касается корпоративного кредитования, можно сказать, что и тут не обошлось без семейственности, клиенты годами дружат с банком, верят ему, и многое достигается за счет того, что Энергобанк всегда старается идти навстречу клиенту, подбирая для него максимально подходящие условия.



— В марте прошлого года Энергобанк стал одним из четырех операторов казанской городской программы кредитования малого и среднего бизнеса. Это ведь касается и курируемой вами в Госдуме отрасли сельского хозяйства. Насколько эффективен такой инструмент поддержки МСБ?

— Кредитование реального сектора экономики с первого дня создания и по сегодняшний день является главным направлением деятельности банка. Заинтересованность в сотрудничестве с малым и средним бизнесом очевидна. Это подтверждает и ставка предложенная банком в рамках казанской городской программы — она оказалась наименьшей из предложенных другими участниками. С учетом того, что исполком Казани субсидирует 6 процентов, фактическая ставка для бизнеса по кредиту составляет всего 4,25 процента. Участие в подобных программах дает Энергобанку возможность оказать финансовую поддержку предпринимателям. Я видел, что банк активно рекламировал эту программу на разных площадках, но чтобы охватить информацией всех заинтересованных предпринимателей, на мой взгляд, властям необходимо привлекать и другие каналы информирования кроме рекламных. Например, почему бы в этом не поучаствовать и налоговой инспекции, которая заинтересована в росте налоговой базы.

Вообще, как мне стало известно, в настоящее время банк успешно прошел конкурсный отбор для участия в программе кредитования малого и среднего бизнеса под 8,5 процента. В текущем году Энергобанк планирует поучаствовать и в программе льготного кредитования сельского хозяйства — очень нужный и своевременный инструмент поддержки села, на мой взгляд.

— Тем более руководство страны уже обозначило сельское хозяйство приоритетной отраслью.

— Именно. В этом вопросе считаю, что и российский Центробанк должен изменить свое отношение к сельскому хозяйству. Нам по примеру развитых стран необходимо перестать считать кредитование отрасли высокорискованным, ухудшающим качество кредитного портфеля и снижающим рейтинги банков. Вместо запретительных ограничений необходимо наоборот создавать заинтересованность в кредитование отрасли производящей продовольствие и обеспечивающей заселение территорий. На мой взгляд, в аграрном секторе еще скрыты огромные резервы развития. Отрасль очень капиталоемкая и требует огромных инвестиций, но ее развитие способно запустить огромный маховик смежных отраслей экономики страны. Между прочим, во времена СССР Агропромбанк был крупнее Сберкассы — предка сегодняшнего Сбербанка.

Мы в аграрном комитете Госдумы считаем, что доходность сельского хозяйства в силу нарастания диспаритета цен несправедливо занижается, хотя мировая практика успешного развития стран ЕС, США, Канады уже доказала, что необходимо наращивать доходность в этом секторе экономики, стремиться к тому, чтобы доходы занятых в сельском хозяйстве были выше, чем в городе. Только так можно удержать людей в родной деревне и добиться равномерного развития страны, победить бедность, которая в России главным образом сосредоточена в сельской местности.

— Планируется ли наращивать уставной капитал банка или вы считаете его оптимальным? 

— На сегодняшний день банк является самодостаточным и в дополнительном капитале не нуждается.

 

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/415163