Зампредседателя комитета по аграрным вопросам Айрат Хайруллин дал разъяснения по ситуации с низкими ценами на молоко.

Эту проблему я считаю на сегодня в сельском хозяйстве наиважнейшей. Началась она в первых числах декабря. К середине декабря уже закупочная цена на молоко на 16% ниже, чем год назад, это при том, что электричество подорожало на 18%, дизельное топливо подорожало почти на треть. Сегодня в данный момент цена на молоко в республике Татарстан дешевле, чем в прошлом году в это время - от 8 до 10 рублей. Это составляет более 1/3 цены по сравнению с прошлым годом.

Ситуация практически катастрофическая, в набат мы начали бить еще в начале декабря. Я лично направил запросы и письма курирующему сельское хозяйство вице-премьеру Аркадию Дворковичу, министру сельского хозяйства Александру Ткачеву и после этого начались некоторые движения. Сейчас Минсельхоз России серьезно занимается причинами, которые привели к таким последствиям. Еженедельно проходит видеоконференция с регионами и в результате этих разборов оказалось, что в сентябре, октябре и ноябре прошлого года в РФ было завезено очень много сухого молока и масла через Белоруссию. Сделано это было в виде контрабанды, то есть эта молочная продукция должна была уйти транзитом в Казахстан и Киргизию, то есть мимо России, но заехав на территорию нашей страны, дальше этот груз до адресатов не доехал, и выгружались они на молочных заводах в нашей стране. За три месяца через Белоруссию заехало продукции больше, чем наши заводы производят в течение года. Таким образом, молочные заводы, случайно, чуть ли не в один день, начали доставать свои запасы - сухое молоко и масло и отказываться от поставщиков.

И это в стране, которая сегодня считается дефицитной по молоку. Мы 8-9 млн.тонн молока закупаем из-за границы, при том что сами перерабатываем по разным оценкам 15-16 млн.тонн. Вот настолько большая зависимость в нашей стране от импортного молока. В процессе разборов, вылезли еще и нарушения закона при растаможивании. Оказалось что какие-то молочные заводы по-честному растаможивали молочную продукцию, а некоторые занижали цену. И самое страшное, что воспользовались нашим единым экономическим пространством. Так, через Белоруссию было завезено много продукции, которая к ней никакого отношения не имеет. Товар был из Литвы, Польши, Германии и это нарушение закона.

Я считаю, что это незаконное действие необходимо остановить, надо вызывать на ковер и наших коллег из Белоруссии, чтобы не занимались такими делами, потому что они играют в двойные стандарты. Вот, например цена на сахар в Белоруссии в этом году дороже, чем в России. Когда наши производители сахара захотели привести в Белоруссию наш российский сахар, то руководитель страны дал короткий срок, чтобы загрузить и увести наш сахар обратно в нашу страну. 

 

Прежде всего, я считаю, что при решении этой проблемы Министерство сельского хозяйства должно усилить контроль и за качеством завозимой продукции, чтобы нам в страну не заехало сухое молоко с наличием антибиотиков и различных других вредных составляющих. Считаю, что в этом вопросе нужно поработать серьезно Россельхознадзору и Роспотребнадзору. Но соответственно Минсельхозы регионов и главы муниципальных образований тоже должны задаться вопросом: «А почему молочные заводы закупают молочную продукцию из-за границы дороже, чем могут купить в нашей стране?» То есть, здесь возможно есть даже некоторые элементы сговора.

На мой взгляд, это все делается для того, чтобы средне закупочными ценами поднять экономику молочных заводов. Это неправильно. Такие опасные игры мы уже проходили в 2009 году, и они привели к серьезному сокращению поголовья в стране и к росту цен на молоко. Нельзя так сильно сжимать пружину, она потом сильнее выстрелит.

Таким ситуациям нет места. Будем разбираться и, может быть, привлекать работников правоохранительных органов. Все, что происходит сейчас на рынке молока, не имеет никаких рыночных обоснований, это все очень похоже на сговор и государство здесь должно действовать жестко. 

Проблема очень серьезная и она показывает, насколько наша молочная отрасль ранимая и ее нужно охранять, оберегать, но ни при каких обстоятельствах цена на молоко в России не должна быть выше ее себестоимости.

Цена первого сорта молока базовых кондиций должна быть на уровне 25-26 рублей и выше. В пересчете на более качественное молоко, с жирностью 4,3 % должно стоить примерно 33 рубля. Тогда наши молочные фермы будут развиваться, а мы сможем обеспечить уровень зарплат хотя бы 20-23 тыс.рублей и, поверьте, что для сельских работников это не высокая зарплата.

Производство молока  - это самое капиталоёмкое и самое долгоокупаемое производство в сельском хозяйстве. Для окупаемости вложений в молочное животноводство и обеспечения зарплаты на ферме хотя бы на уровне 25 тыс. руб. за каждый надоенный литр молока 1 сорта сельхозпроизводитель должен выручать не менее 25 рублей, а за каждый литр высшего сорта при жире 4,3% и белке 3,3% - 32 руб./литр. За проданную на мясо корову не менее 130 руб. за кг живого веса. Это справедливо и означает 240-260 руб./кг мяса на кости, что в 1,5 раза дешевле рыночных цен на говядину. Лишь комбинация цен в увязке на молоко и говядину обеспечит сбалансированную доходность фермы.

         Сегодня государство делает многое для развития сельского хозяйства. Выделяет в текущем году рекордные 242 млрд. руб. на его поддержку, а с другой стороны, борясь с продовольственной инфляцией, в конечном счёте перекладывает нагрузку на сельхозтоваропроизводителя. Иногда вредят несогласованные с рынком действия. Например, в середине января Росрезерв начал продавать сливочное масло по 250 руб./кг, при себестоимости его производства более 320 руб./кг. 

         Мы все хотим, чтобы продовольствие было дешевле и доступнее, но для этого во всем мире задача решается комплексом мер - стимулируются инвестиции для роста производительности труда, роста производства и улучшения качества продукции, регулируется рынок продовольствия, по всей его цепочке, где во главу угла ставится базовая основа - сельхозпроизводитель.

         Но у нас пока вместо регулирования рынка продовольствия и всей его цепочки от фермы до прилавка вместо торможения роста цен естественных монополий трамбуется в конечном счёте ферма.

            С 1 января 2018 года налогом на движимое имущество облагаются даже коровы, чего не было никогда. Если вы построите ферму и купите коров, то только налог на движимое имущество составит сумму равную 15-20% от фонда заработной платы молочной фермы. По сути это налог на модернизацию и тормоз для роста зарплат, которые сегодня и так на молочной ферме самые низкие - в 2 раза ниже, чем у птицеводов и свиноводов. Многие регионы страны освободили своих сельхозпроизводителей от этого нового налога на движимое имущество. Но не все. Регионам необходим более серьёзный сигнал из Москвы.

       Производственные затраты на каждый производимый литр молока за год возросли значительно, а цена закупаемого сырья с фермы, например в Поволжье, производящем около 40% молока страны, сегодня на 8 руб./литр, т.е. на 22-25 % ниже, чем год назад. Сегодняшние закупочные цены уже убыточны для многих ферм, покрывают лишь текущие прямые затраты и не имеют инвестиционной составляющей для окупаемости вложений.

       В 2016-2017 годах сложился паритет доходности между производителями и переработчиками молока.

       Закупочные цены на молоко были стабильными и эффективными, позволяли ферме окупать вложения. Меры господдержки сделали отрасль привлекательной для инвестиций.

        Доходность переработчиков в 2016-2017 годах из-за более высоких закупочных цен на молоко снизилась, но позволяла работать прибыльно. Произошедшее в последние 1,5 месяца снижение закупочных цен на молоко сделало переработчиков молока единственными выгодоприобретателями от падения закупочных цен за счёт снижения доходности сельхозпроизводителей.

        Куда будет потрачена эта доп. доходность?

Не думаю, что на полке магазинов цены на молочку на сумму снижения закупочных цен не снизятся. У нас снова произошёл перекос доходов в ущерб сельхозпроизводителя.

         В январе отрицательный финансовый поток товарных молочных ферм в Поволжье составлял  2-5 руб./литр, что уже затруднило обслуживание кредитов и выплату зарплаты. Долго такая ситуация продолжаться не может и не должна. В последний раз так плохо производителям молока было в 2009 году. Напомню: тогда закупочные цены на 1 литр молока высшего сорта упали с 17 до 9 руб./литр и в результате тысячи коров пошли под нож, а сотни
ферм обанкротились. Именно тогда начали возникать проблемы с обслуживанием кредитов, и расти долги сельхозпроизводителей.

         Никто не сможет производить молоко себе в убыток. История может повториться с еще большими потерями для отрасли.

         РФ пока импортозависима по молоку, а значит, мы должны продолжать работать над наращиванием его производства и импортозамещением, создавая условия. Прежде всего, выстраивая и оберегая свой рынок. В этом заключается задача государства. Государство не должно допускать ущерб для столь важной, приоритетной отрасли, в развитие которой выделяются огромные государственные средства.

       Почти все производители молока являются также  производителями зерна. Сегодня в Поволжье и Сибири с доходностью зернового производства ситуация так же плачевна. Мы вырастили в стране рекордный урожай - на 10%  больше, чем в 2016 году, но закупочные цены на зерно упали в 1,8 раза.

   Рассуждения о том, что закупочные цены на молоко
снижаются из-за снижения потребления молока в стране,  не
совсем верны.

      Во-первых, мы до сих пор не самодостаточные, а значит, у нас нет перепроизводства молока, но есть рост импортных поставок по демпинговым ценам, ломающий рынок.

      Одна из известных схем заключается в том, что идущая транзитом из Белоруссии молочная продукция в адрес Казахстана и Киргизии до места не доходит, разгружается в РФ, остаётся в нашей стране, разбалансируя наш молочный рынок.

      Во-вторых, анализ розничных продаж показывает, что потребление молока населением не сильно снижается, и не во всех магазинах и не у всех переработчиков, просто происходит увеличение потребления дешевых молочных продуктов, в том числе разбодяженных суррогатами.

      Даже Нильсон на которого ссылаются, взвешивает не все торговые точки страны. Заказывают измерения крупные компании, которые производят высокомаржинальную продукцию, которую действительно стали потреблять меньше, от того и выводы столь неутешительные.
      В-третьих, закупочные цены сейчас снижаются на фоне искусственно созданного излишка и затоваривания складов сыром, маслом и сухим молоком и тем самым стимулируют дальнейшее снижение закупочных цен.

    Существует экспертное мнение, что эти запасы накапливались в августе - ноябре специально для снижения закупочных цен зимой, так как не может быть случайностью то, что действия произошли одновременно. По сути, произошла диверсия против нашего рынка, разбалансировавшая его. С этим надо разбираться.

Без реального вмешательства государства в ситуацию летом нас ждёт обвал цен и банкротство ферм.

      Конкуренция на полке магазинов заставляет переработчиков искать доходность в сырье - в молоке с фермы. Из дешевеющего молока с каждой новой поставки молока производится более дешёвая продукция и все - процесс пошёл.…

        Я считаю, что для стабилизации ситуации необходимо реализовать комплекс мероприятий:

  1. На 2 месяца приостановить импорт любой молочной продукции, в том числе из Белоруссии, как это сделала РБ для российского сахара, запретив его завоз из РФ по ценам ниже, чем установлены в РБ.
  2. Ещё раз выверить балансы и не допускать разгрузки молочных товаров следующих через РФ транзитом в третьи страны.

      До тех пор, пока не будут предъявлены документы, подтверждающие выезд из страны транзитного товара, считать его поступившим в РФ в рамках установленных объемных квот между союзными государствами.

  1. Сегодня наше министерство сельского хозяйства видит и знает, где какие складываются закупочные цены. И видит, где и насколько они необоснованно упали. Для компенсации выпавших доходов производителей молока необходимо предусмотреть из  доп. доходов бюджета по итогам 2017 года дополнительную выплату за каждый литр товарного молока, реализованного в январе - феврале дешевле 25 руб./литр базовой цены. В случае дальнейшей нормализации рынка потребует не более 1,5 млрд. руб.
  2. С целью стабилизации ситуации в регионах избыточных по молоку, провести в марте закупочные интервенции с выкупом в октябре-декабре с сезонным удорожанием во избежание потерь бюджетных средств. Для этого потребуется не более 3 млрд. руб. на возвратной основе.
  3. Не останавливать в текущем году программу капексов.